Санкт-Петербург, ул. Маяковского, д. 34. +7 (812) 603-70-73

Ученые, занимающиеся синтаксисом, нечасто поддаются искушению задаваться вопросом «Будут ли грамматические конструкции полезны сами по себе, без поддержки других конструкций?» Некоторые лингвисты даже находят сложнопредставимым частичный синтаксис, что мешает нам спекулировать о стадиях развития синтаксиса — есть ли он или его вообще нет, немного смысла изучать шаги этого пути к его наличию или причины его отсутствия. Этот гордиев узел попытался разрубить Рэй Якендофф (Ray Jackendoff), предложивший несколько стадий, каждая из которых возможна и полезна без стадий последующих. Конечно, это стадии гипотетические. В современных языках все уже настолько связано и закреплено столетиями, что вряд ли мы сможем обозревать развитие синтаксиса, начиная с его «чистых форм». Тем не менее, Якендофф  предлагает правдоподобную последовательность постепенного развития сегодняшнего синтаксиса с самого его зарождения. Древнейший синтаксис, судя по всему, появляется тогда, когда фонология уже была более-менее освоена, но синтаксис не мог начаться, пока не появились слова. «Грамматикализация» отражает способ, которым слова и фразы со временем сжимались все плотнее для удобства и скорости произношения. Эти изменения происходили в процессе ежедневной коммуникации слущающих и говорящих. Тот, кто говорил, обычно старался делать это быстро и «срезать углы» — так появляется редукция ударений, сокращения, и даже выбрасывание из речи наименее ценных слов и аффиксов, а слушатель вынужден поспевать за говорящим, понимая его.Дети, правильно или неправильно слыша быструю речь своих родителей, могут моделировать свой собственный развивающийся язык на основе сокращенных форм языка родителей и с каждым успешным в этом моделировании поколением, речь становится чуть более сжатая.

В American English примеров тому великое множество, например отделение глаголов союзом "и" часто не происходит в таких предложениях как "I'll go pick up some food", где go и pick up так тесно граничат, что go можно представить впомогательным глаголом типа  по типу be, do, have. Здесь можно говорить о грамматикализации. Англичане себе такие вольности позволяют реже. Естественно, в разговорном языке грамматикализация происходит быстрее, чем в письменном. Никто не пишет "I'd've", но в устной речи используют часто. Грамматикализация, сокращения фраз, кажется постоянным линейным процессом, но есть и обратный процесс —  когда редуцированные конструкции теряют свою ясность, вступают в действие механизмы, эту ясность возвращающие, зачастую с добавлением новых слов и формированием новых фраз. Например, I have an idea можно сократить до I've an idea. Но настолько обстриженную фразу уже нелегко воспринимать, поэтому говорят I've got an idea.

О циклах грамматикализации можно думать как о конвейре, сборочной линии (или о разборочной, что более соответствует языку). Посмотрите на промышленный конвейер — в каждый момент времени он выглядит также, как и в любой другой момент, при этом заметен каждый этап сборки частей. Тем не менее, к концу сборочной линии приезжает уже не то, что было в ее начале. На производственном конвейере детали и узлы постоянно усложняются, а на языковом — постоянно упрощаются, но как только что-то исчезает, тут же появляется новое. Вполне может оказаться, что грамматикализация так же стара как и сам язык, даже на самых ранних стадиях развития языка можно представить слушателя, пытающегося понять слишком быстрого, нетерпеливого и не особо заботящегося о формальной грамотности производителя речи. Те, кто быстрее понимали тех, кто быстро говорил, имели некоторое преимущество в сравнении с их менее сообразительными собратьями. Понимание быстрой речи, в свою очередь, толкало говорящего на еще более быструю и компактную речь. Отголоски этого соревнования мы постоянно ощущаем и сейчас, спрашивая «повторите, пожалуйста, я не расслышал, что вы сказали».

Тысячи поколений такого отбора могут быть незаметными если основываться только на имеющихся у нас письменных источниках. Некоторую эррозию языковых форм мы наблюдаем в своих языках прямо здесь и сейчас, но когда понимание усеченных форм становится затруднительным для слушателя, он может попросить говорить медленнее или «говорить правильно». Только на больших временных отрезках биологического отбора язык становится сам по себе средой натуральной селекциии и конкуренции. Большинство наиболее сложных конструкций в наших языках появилось тогда, когда отдельные слова стали склеиваться друг с другом и тогда, когда части слов стали редуцироваться. Согласно Якендоффу, можно выделить четыре основных пути изменений в языке.

    • Случайные изменения — появление новых слов, отбрасывание устаревших, мода на отдельные слова и т. д. Изменения в произношении также неуклонно происходят, но не так быстро, чтобы стать настолько же очевидным, как появление новых слов. Даже синтаксические конструкции теряют или приобретают популярность. Такого рода изменения отдаляют язык от языка-предшественника, дают почву развитию диалектов, но не меняют характер самого языка. Случайные несистемные изменения не делают язык сложнее или проще, не сказываются на функциональности и не имеют никакого эволюционного значения. При этом мы должны быть внимательными, чтобы не упустить из виду изменений другого рода, которые на эволюции как раз сказывааются.
    • Изменения вследствии циклов грамматикализации. Лучше всего заметны на сравнении письменных источников с разницей в несколько веков. Грамматикализация уже затрагивает язык эволюционно, также обеспечивает развитие диалектов, при этом изменившийся язык не отличается по сложности, эффективности и полезности. Важность грамматикализации еще и в том, что она дает нам представление о путях привнесения сложности в языки на начальных этапах их формирования.
    • Лингвистический отбор. Лингвистический отбор был рассмотрен нами ранее, он происходит, когда определенные языковые формы внешнего языка выбираются детьми как модели для их «внутреннего» языка. Лингвистический отбор должен занимать более долгое время нежели грамматикализация, однако этот процесс может породить кардинально отличающийся от прежнего язык, с большей функциональностью.
    • Естественный и половой отбор. Самый долгий вид изменений, объяснить который ученым еще предстоит, но не исключено, что грамматикализация и лингвистический отбор сделали естественный отбор возможным.

Ссылки по теме

Печать книг Книжные переплеты Как сверстать книгу Технические рекомендации к макетам Типографский шрифт Спекуляции об происхождении языка История книгопечатания История энциклопедий


Немного науки

Коротко о физиологии речи Зоны речи и афазии Транскортикальные афазии Подкорковые афазии Нарушения чтения и письма Жаргон как паталогия Язык, рисование и правое полушарие Об эмоциях